Штрафы, электронные больничные и битва за зарплаты: итоги 2017 года

В уходящем году российская телемедицина получила законный статус, трудовые мигранты – полис ОМС, а пассажиры поездов – вагоны-лаборатории для тестирования на ВИЧ-инфекцию. Власти решились на декриминализацию нарушений врачами правил выписки обезболивающих и общественные слушания по вопросам закрытия сельских больниц. Минздрав продолжил совершенствовать систему оплаты труда, но так и не смог достичь уровня зарплат, поставленного в «майских указах президента». «МедНовости» вспоминают наиболее значительные события года.

Обезболивающие послабления

Одно из самых важных событий уходящего года случилось под его занавес: глава правительства Дмитрий Медведев поручил декриминализировать нарушения врачами правил оборота обезболивающих, содержащих наркотические и психотропные вещества. Речь идет об отмене уголовной ответственности за ошибки, допущенные медиками и фармацевтами при работе с наркотическими обезболивающими, если это не привело к тяжким последствиям.То есть, о выводе их из-под действия ч. 1 ст. 228.2 УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов).

Декриминализация действий медиков, которые работают с обезболивающими опиатами, предусмотрена и в принятой год назад дорожной карте, предусматривающей повышение доступности обезболивающей терапии. По оценкам экспертов, на то, чтобы в стране появилось производство достаточного количества обезболивающих, нужны минимум два года. Но еще больше времени потребуется на то, чтобы изменить психологию врачей «старой закалки». Как показал опрос фонда помощи хосписам «Вера», половина пациентов и их близких считают, что назначенные врачом обезболивающие им не помогают, еще треть пациентов жаловалась на врачей, которые говорили, что боль надо терпеть. Сами медики признались, что по-прежнему испытывают опасения, выписывая сильнодействующие препараты – почти 38% врачей заявили, что опасаются возбуждения уголовного дела из-за назначения наркотических веществ.

Диагноз за две недели

В качестве еще одного шага навстречу тяжелым больным, Минздрав установил новый порядок помощи онкологическим пациентам. Согласно приказу, изменяющему порядок и сроки оказания медпомощи населению по профилю «онкология», диагноз должен быть найден за 15 рабочих дней, а лечение – начаться не позже, чем через 10-15 рабочих дней после установки диагноза.

При подозрении на онкозаболевание, пациент в срок не более 5 дней должен получить консультацию в первичном онкологическом отделении. Там ему сразу же должны быть выданы направления на все необходимые диагностические исследования, назначена и произведена биопсия. Срок выполнения необходимых для гистологической верификации злокачественного новообразования патолого-анатомических исследований не должен превышать 15 рабочих дней.

Ранее время, отведенное на постановку онкодиагноза, различалось по регионам и составляло от 10 до 30 рабочих дней. Однако на практике мало кто успевал и в такие сроки.Эксперты считают, что уложиться в новые нормативы возможно в лучшем случае лишь в Москве и Санкт-Петербурге. Востальных регионах страны, где остро не хватает совремнных патоморфологических лабораторий и специалистов, это совершенно нереально. И установление жестких сроков приведет либо к их регулярному срыву, либо к госпитализации недообследованных пациентов и лечению не по стандартам.

Телемедицинизация всей страны

В уходящем году власти приняли закон, который подводит правовую базу под развивающуюся в стране телекоммуникационную медицину. Речь идет как о дистанционном взаимодействии специалистов между собой (видеоконсилиумы и повышение квалификации он-лайн), так и о консультировании врачами пациентов по интернету. Закон вступает в силу с 1 января, но, по данным Минздрава, эти технологии де-факто уже практикуют во многих регионах страны.Важно и то, придается легальный статус электронным документам, предусматривается также создание Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, возможность выдачи электронных справок, заключений и рецептов.

По мнению экспертов, в России, с ее территорией и плотностью населения, развитие телемедицины обусловлено самой географией страны. Особенно эффективной такая форма ведения пациентов может быть для проживающих в отдаленных населенных пунктах беременных женщин, пожилых людей и больных хроническими заболеваниями, у которых диагноз уже установлен и надо отслеживать их состояние. В профессиональном сообществе инициативу также поддерживают, хотя и опасаются, что она разобьется о суровые российские реалии – отсутствие средств на оборудование и технологии и проблемы защиты интеллектуальной собственности.

Электронный больничный

Что касается электронных больничных, то на этот счет даже был принят отдельный закон. И уже несколько месяцев в стране равную юридическую силу имеют бумажные и электронные больничные листы (пока на выбор граждан). С помощью электронных больничных, которые будут сразу передаваться в Фонд социального страхования, власти надеются уменьшить расходы на бухгалтерию, упростить расчеты выплат по страховым случаям и сократить возможности для мошенничества.

Для оформления больничного врач должен будет войти в электронную карту пациента, внести туда информацию и заверить ее усиленной квалифицированной электронной подписью. Затем документ по защищенным каналам связи пересылается работодателю и в отделение Фонда социального страхования (ФСС), за которым закреплен больной. Весь процесс прохождения больничного с момента оформления и до получения выплаты по нему можно будет отследить через личный кабинет на сайте Фонда, зарегистрировавшись на портале госуслуг. Диагноз в больничном листе не указывается.

Закрыть нельзя оставить

К концу года был принят закон об учете мнений жителей при закрытии сельских больниц. Проект закона появился еще в 2015 году, в разгар «оптимизации» региональной медицины и после принятия в первом чтении еще два года обсуждался в Думе.  За это время в комитет по охране здоровья поступи множество жалоб из более чем 40 регионов страны: только, в Забайкальском крае за пять лет сократили 16 участковых больниц.

Закрыть то, что еще осталось будет возможно только на основании положительного заключения специальной комиссии по оценке последствий от такого шага. Такая комиссия будет создана в каждом регионе, войдут в нее чиновники, депутаты, медицинская и пациентская общественность. Кроме того, закон обязывает проводить общественные слушания, если речь идет об единственной медорганизациив сельской местности. Как именно будет учитываться мнение местных жителей, не уточняется (формат общественных слушаний не подразумевает принятия решений).

Между тем, оптимизация здравоохранения не блажь чиновников на местах. Ликвидируя «убыточные» медучреждения, руководители пытаются сэкономить деньги и расплатиться с долгами. По данным Счётной палаты России, закредитованность медучреждений первого уровня составляет 530 миллиардов рублей, и надежд на улучшение ситуации не много.В Минздраве, впрочем, утверждают, что уже удалось остановить повальное сокращение сельских амбулаторий и медпунктов.В 2017 году открыто 400 новых медкабинетов и еще 55 диагностических кабинетов оборудовано на автомобиле. И если на начало 2017 года не хватало более тысячиФАПов и сельских амбулаторий, то сейчас эта цифра снизилась вдвое.

Полис для мигранта

В Минздраве определились с лечением гастарбайтеров: трудовые мигранты из стран Евразийского экономического союза (Армении, Белоруссии, Киргизии и Казахстана) будут обеспечиваться в России полисами полного медицинского страхования в рамках базовой программы ОМС. Согласно межгосударственному соглашению, эти полисы не только покроют собственные затраты работников на медицинские услуги, но будут распространяться и на членов их семей. Предполагается, что оплачивать полис для мигрантов будет работодатель, как это делается для граждан России.

На сегодняшний день условием получения патента на работу для трудового мигранта является приобретение полиса ДМС. Но покупают такой патент немногие.По официальным данным, сейчас на лечение иностранцев и больных без полиса в Москве тратится почти 2% от всех расходов на здравоохранение города.

ВИЧ-лаборатории на колесах

В минувшем году Минздрав продолжил расширять тестирование на ВИЧ-инфекцию. Среди ноу-хау прицепленные к поездам, следующим по регионам с высокими показателями распространенности ВИЧ-инфекции специально оборудованные вагоны, в которых можно пройти такое тестирование и получить консультацию. Финансируется акция за счет средств Госстратегии противодействия распространению ВИЧ в РФ.

Конец штрафного беспредела

Приятный подарок получили в уходящем году медики, уже привыкшие к бесконечным санкциям со стороны страховых компаний. Больше они не могут штрафовать медучреждения за плохой почерк врачей: «дефект оформления документации пересмотрен и конкретизирован», уточнили в ФФОМСе.Кроме того, наложение санкций по результатам экспертиз объемов, сроков и качества медпомощи теперь возможно только после урегулирования всех разногласий с больницами. Сокращен и перечень оснований для проведения целевой экспертизы качества – теперь она проводится только в наиболее значимых случаях.Следующим шагом планируется унифицировать саму экспертизу качества медпомощи, что позволит обеспечить объективность этой экспертизы.

Новые-старые зарплаты

В минувшем году в регионах вновь вносили изменения в систему оплаты труда. Во-первых, вступившие в силу изменения в Трудовой кодекс РФ установили предельный уровень соотношений между зарплатой администрации и основного персонала медучреждений.  Определяют этот показатель местные власти «на основе экономических показателей субъекта». А его нарушение стало основанием для увольнения главврача.

Во-вторых, Минздрав провел «работу над ошибками», признав несовершенство существующей системы оплаты труда, при которой зарплаты сотрудников со сходным уровнем квалификации, стажем и должностью серьезно варьируются и зависят не от качества работы, а от близости к начальству. Регионам было предложено изменить соотношение, при которой базовый оклад врача составлял только 40%, а остальное приходилось на стимулирующие выплаты, на противоположное.

Однако администрации ЛПУ давно научились обходить рекомендации Минздрава и перераспределять фонд зарплаты так, чтобы это вписывалось в новые требования, но ничего не меняло по существу. В итоге большинство регионов, во главе с Москвой пошли по одному сценарию: немного повысив минимальные оклады, отправили под нож надбавки к ним – за ученую степень, стаж, отдельные специализации, вредные условия труда. При этом руководство медучреждений получило еще больше свободы в назначении стимулирующих выплат – за результаты и качество работы.

В целом же, за пять лет, прошедших с «майских указов» президента, чиновникам так и не удалось достичь поставленной в них задачи – поднять к 1 января 2018 года доходы врачей до 200% от средней зарплаты по региону. Не помогли ни укрупнения медучреждений, ни сокращения штатов, ни развитие платных услуг. Согласно официальной статистики Росстата, этот показатель в зависимости от региона колеблется о 151% до 174%, опросы независимых экспертов показывают вдвое меньшие цифры.

Читайте также:

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать + 8 =